Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Шри-Ланка объявила о банкротстве и попросила денег у Путина

Обращение президента Шри-Ланки к нации в условиях финансового кризиса Eranga Jayawardena / AP photo / ТАСС

Переживающая сильнейший за 70 лет экономический кризис с гиперинфляцией и дефицитом бюджета, для пополнения которого запущен «печатный станок», Шри-Ланка обратилась за помощью к России.

Президент Готабая Раджапакса в среду провел телефонные переговоры с Владимиром Путиным и, поблагодарив его за «всю поддержку», оказанную ранее, попросил «кредит на покупку топлива».

«Я провел очень продуктивные переговоры с Путиным. Я поблагодарил его <...> и запросил помощь <...> для преодоления текущих экономических проблем», — написал Раджапакса в Twitter.

Звонок в Кремль президент Шри-Ланки совершил спустя несколько часов после того, как премьер-министр его правительства Ранил Викрамасингхе признал: страна стала банкротом Экономику страны постиг «коллапс», сообщил он. И теперь Шри-Ланка ведет «очень трудные» переговоры с Международным валютным фондом о выделении помощи на преодоление экономического кризиса и решение проблемы с долгом.

В мае Шри-Ланка объявила дефолт по обязательствам, общая сумма которых достигает 50 млрд долларов. Золотовалютные резервы страны истощились, и власти были вынуждены отпустить курс национальной валюты — рупии, которая с марта обвалилась к доллару почти вдвое. Из-за дефицита твердой валюты возникли проблемы с закупкой критического импорта, включая продовольствие, лекарства и топливо.

Инфляция в Шри-Ланке достигла почти 60%: стоимость поездок в транспорте подскочила на 128%, а цены на продукты питания взлетели на 80%, после чего центробанк был вынужден печатать все больше и больше рупий, чтобы наполнить бюджет.

Кризис с импортом зрел давно, а война в Украине, взвинтившая цены на нефть и продовольствие, сделала все сильно сложнее, жаловалась в воскресенье министр энергетики Шри-Ланки Канчана Вайасекера. «Мы стали картошкой, которую положили в печь», — заявила она.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку