Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Рискованная игра Эрдогана

Тесное сотрудничество президента Турции с Москвой может вызвать ответные меры со стороны США.
kremlin.ru

Полномасштабное вторжение России в Украину открыло для турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана возможность сыграть роль государственного деятеля и влиятельного лидера. Президент Турции заслуживает похвалы за посредничество в сделке с Киевом и Москвой, которая позволила возобновить отгрузки зерна из украинских портов. Но он тщательно пытался сохранить и собственные экономические связи с Москвой.

После его четырехчасовой встречи с президентом России Владимиром Путиным в прошлую пятницу, которая, как показалось, прошла в теплой уютной атмосфере, западные столицы обеспокоены тем, что Эрдоган углубляет связи с Москвой, в то время как его партнеры по НАТО идут в противоположном направлении, а Кремль ищет способы обойти западные санкции. Турецкий лидер ведет сложную и рискованную игру.

У Эрдогана были непростые отношения с Путиным, таким же влиятельным человеком и геополитическим соперником, особенно из-за их разных приоритетов в сирийском конфликте. Кроме того, Анкара вызвала гнев Москвы, предоставив ударные беспилотники Bayraktar киевским силам. Тем не менее Турция не поддержала санкции США и ЕС в отношении Москвы, покупает российскую нефть и газ в обычном режиме и держит свое небо открытым для российских коммерческих самолетов, стремясь удержать прибыльный поток туристов, который она потеряла в 2015 году после того, как Турция сбила российский истребитель над Сирией.

О чем именно договорились Эрдоган и Путин в Сочи, остается неясным. В совместном заявлении говорилось о расширении торговых и энергетических связей и углублении сотрудничества в таких секторах, как транспорт, промышленность, финансы и строительство. Вице-премьер России заявил, что Турция начнет частично платить за газ в рублях.

Позднее президент Турции заявил, что пять турецких банков перейдут на российскую платежную систему «Мир» — благо для российских туристов в Турции после того, как Visa и Mastercard приостановили операции в России. Западные столицы опасаются, что связь с «Миром» также может быть использована для обхода санкций, хотя не было никаких доказательств того, что Эрдоган принял предполагаемые российские предложения, просочившиеся из украинской разведки, относительно более глубокого банковского и энергетического сотрудничества, которое могло бы помочь Москве избежать западных ограничений.

У Эрдогана есть веские причины добиваться притока российских финансов, поскольку он пытается переизбраться в следующем году на фоне эскалации долгового и валютного кризиса, вызванного в основном его собственным неэффективным управлением экономикой. Инфляция достигла 24-летнего максимума в 79,6% в июле, а стоимость лиры по отношению к доллару упала вдвое за 12 месяцев.

Несмотря на членство Турции в НАТО, у нее нет юридических обязательств вводить санкции США и ЕС против России.

Однако любое углубление экономических связей с Москвой, вероятно, приведет к разжиганию трений с Западом, когда Турция уже медлит со вступлением Швеции и Финляндии в НАТО. Позиция Эрдогана также является проверкой способности западного альянса сохранять глобальные санкции. Если не удастся предотвратить утечку санкций через Турцию, будет еще труднее сдерживать другие развивающиеся рынки, такие как Китай, который до сих пор проявлял осторожность в отношении оказания помощи России.

Один высокопоставленный чиновник предположил, что западные страны могут призвать компании и банки уйти из Турции, если Эрдоган выполнит свои намерения, о которых заявил в пятницу. Но Турция слишком важна геополитически и для западного бизнеса. Европа беспокоится о способности Анкары наводнить континент 3,7 млн ​​беженцев из Сирии и других стран — сейчас их всех принимает Турция.

Тем не менее США уже применяли карательные меры к Турции — например, за покупку ею российской системы ПВО — и ​​вторичные санкции США представляют собой риск. Хотя они должны быть откалиброваны, чтобы избежать негативной реакции внутри страны, которую может использовать Эрдоган, они все же могут нанести ущерб, который сведет на нет выгоды от сотрудничества с Москвой. В своей игре в геостратегический покер Эрдогану следует опасаться того, как бы не переиграть.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку