Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Где вы были 8 лет»: как Россия тратила деньги на защиту населения от войны

Максим Поляков / Коммерсантъ

С начала войны в Украине от обстрелов на территории России погибли 28 человек. Больше всего пострадали Белгородская и Курская области — там и в других приграничных с Украиной регионах в середине октября Владимир Путин ввел средний уровень реагирования, по сути предвоенное положение. По всей стране началась экстренная проверка бомбоубежищ и систем оповещения, а МЧС провело командно-штабные учения. В теории все эти мероприятия должны осуществляться и в мирное время в рамках мобилизационной подготовки. Под ней в российском законодательстве подразумевается заблаговременная подготовка к обеспечению защиты государства от вооруженного нападения и удовлетворению потребностей государства и нужд населения в военное время. 

За последние 8 лет власти потратили на мобилизационную подготовку 32,5 млрд рублей, но большая часть средств в лучшем случае была потрачена не по назначению, в худшем — разворована. По подсчетам The Moscow Times, только пятая часть — 6 млрд рублей  — была потрачена непосредственно на защиту населения от последствий военных действий

Эти данные были собраны при анализе госзакупок по фильтру «мобилизационная подготовка» с 2014 года по ноябрь 2022 года. На прошлой неделе такой фильтр с портала госзакупок исчез.

Другие находки

  • Санкт-Петербург — регион с самой большой долей нецелевых контрактов. Больше половины потратили на цели, не связанные с мобилизационной подготовкой. 
  • Смоленская область —  регион с самым большим количеством нецелевых контрактов. 
  • Лидер по тратам на мобилизационную подготовку — Москва с 8,8 млрд рублей.
  • Прифронтовые регионы (Белгородская, Брянская, Ростовская, Курская, Воронежская области и Краснодарский край) совокупно  потратили 1,2 млрд руб. —  почти в 8 раз меньше Москвы.
  • Меньше всех на мобилизационную подготовку потратили в Тыве — 28 300 рублей.
  • Самое большое количество мобилизационных подрядов получил «Ростелеком» — 1466 контрактов на 2 млрд рублей.
  • Пик трат на мобилизационную подготовку пришелся на 2018 год — 7,5 млрд рублей.

Как мы считали

По закону к мобилизационной подготовке относится все, что касается выживания мирного населения в военное время: снабжение населения продуктами, медикаментами, перевод экономики на военные рельсы, подготовка систем жизнеобеспечения населения, гражданской и территориальной обороны, воинский учет. Выполнение работ по мобилизационной подготовке — одно из 50 оснований в законодательстве, согласно которому можно проводить государственную закупку без торгов, просто отдав подряд единственному поставщику. Главное, чтобы предмет закупки формально относился к мобилизационной подготовке.

Корреспонденты The Moscow Times проанализировали все открытые госзакупки, проведенные по основанию «выполнение работ по мобилизационной подготовке» с 2014 года по ноябрь 2022 всеми ведомствами и государственными учреждениями. Закупки искали не по наличию слов, а по специальному фильтру на официальном портале закупок. Таким образом выявили более 11 000 закупок, в которых указаны почти 18 000 наименований товаров и услуг на общую сумму 32,5 млрд руб.

Далее мы проанализировали найденные госзакупки и отнесли в группу благонадежных контракты, в которых фигурировала мобилизационная подготовка и связанные с ней мероприятия, прописанные в законе. Это контракты мобилизационных резервных центров, все контракты на установку и ремонт систем оповещения, закупка разных средств защиты населения, обучение мобилизационным мероприятиям и все манипуляции с укрытиями и бомбоубежищами. Таких оказалось 6500 на общую сумму 5,9 млрд рублей.

Лидерами по тратам на мобилизационную подготовку в 2014–2022 гг. стали Москва, Санкт-Петербург и, неожиданно, Смоленская область. Далее следуют Дагестан и Красноярский край. А приграничные регионы, в которых ввели средний уровень реагирования (Белгородская, Брянская, Ростовская, Курская, Воронежская области, Крым и Краснодарский край) потратили 1,2 млрд — то есть в почти в 8 раз меньше, чем Москва, и в 5 раз меньше, чем Санкт-Петербург. 

Наиболее пострадавшая от обстрелов Белгородская область по тратам находится на 44 месте (31,6 млн рублей). Первые попадания снарядов по белгородским поселкам произошли еще в феврале, но лишь через 9 месяцев с начала войны белгородские власти решили выпустить карту бомбоубежищ и указатели к ним. В конце октября губернатор Вячеслав Гладков внезапно обнаружил, что места временного укрытия горожан в подвалах не оборудованы или закрыты.

Гладков возглавляет регион всего год, но и его предшественник на посту губернатора Евгений Савченко о безопасности жителей не слишком заботился. Мобилизационная подготовка в большинстве случаев сводилась к покупке сувенирной продукции: белгородские чиновники закупали ежедневники с логотипами, брошюры и папки, кружки и рамки для грамот, наручные часы — видимо, презенты за хорошо выполненную мобилизационную подготовку.  Например, еще в 2021 году закупили кубки «за успешную мобилизационную подготовку — 2022».

А когда пострадавших от обстрелов белгородцев потребовалось эвакуировать, власти не смогли организовать проживание в своей области и вывезли людей в Подмосковье.

В Крыму с момента аннексии не заключили ни одного контракта, связанного с подготовкой убежищ, созданием продовольственных запасов или закупкой медикаментов, большая часть тендеров направлена на информационную защиту ведомств от утечек информации.

В Ростовской области, напротив, к укреплению тыла в последние 8 лет относились серьезно. Здесь ремонтировали склады с припасами и медицинскими препаратами, нанимали охрану, по тратам регион на шестом месте. Возможное объяснение — ростовский губернатор Василий Голубев еще в 2016 году получил письмо от начальника штаба Южного военного округа и шифрограмму заместителя начальника южного регионального центра МЧС с предупреждением, что регион является зоной  «возможных сильных разрушений при возникновении вооруженных конфликтов». Самих документов в открытом доступе нет, но они фигурируют в обосновании одного из госконтрактов, обнаружила The Moscow Times.

Вероятно, всерьез восприняли аналогичные документы и брянские чиновники. Так, в 2014-2022 гг. закупали противогазы и средства химзащиты, оборудовали спецсклады и даже закупали запчасти для систем фильтрации воздуха.

Зоопарки, клининг и канцтовары

Возможность заключать «мобилизационные» госконтракты без конкурса делает их удобным способом хищения бюджетных денег через назначение «своего» поставщика. В результате под видом мобилизационной подготовки проводились как минимум странные тендеры. Так, в Смоленске пытались построить зоопарк с тараканами, Роструд заказывал клининг офисов на миллионы рублей, Федеральное казначейство устанавливало системы кондиционирования, а другие ведомства заказывали канцтовары, оргтехнику, регионы чинили дороги, дворы и здания. 

«Финансирование мобилизационной подготовки всегда происходило по остаточному принципу, — поясняет директор «Трансперенси-Р» Илья Шуманов, — у регионов всегда много нерешенных бытовых вопросов, и в мирное время кажется странным отрывать бюджеты от текущих ремонтов и благоустройства и проводить мобилизационные мероприятия». Также Шуманов обращает внимание, что часть закупок, связанных с мобилизационной подготовкой, может быть закрыта.

Смоленский Эдем

Лидером по числу подозрительных мобилизационных контрактов стала Смоленская область. Здесь заключили 374 контракта на 5,2 млрд рублей. Из них 3,5 млрд рублей потрачены на цели, не имеющие отношения к мобилизации. Например, 80 контрактов на 2,2 млрд рублей заключило Управление областных автомобильных дорог в основном на ремонты дорог, поставку горюче-смазочных материалов и покупку специализированной техники. Эти работы должны проводиться в рамках национального проекта «Безопасные дороги» либо как текущие ремонтные работы, и к мобилизационным действиям не имеют отношения.

Смоленская компания «Эдем» получила два контракта на 70 млн рублей на строительство зоопарка. Власти мотивировали это тем, что в случае мобилизации в зоопарке будет сборный пункт. Когда Путин объявил мобилизацию, оказалось, что он так и не был достроен, а животных из старого аварийного зоопарка распродали горожанам: за 80 рублей можно было купить сверчка или таракана, немного дороже продавали шиншилл и попугайчиков, а за 5000 рублей можно было приобрести королевского питона.

Еще два мобилизационных дорожных подряда на 71 млн руб. ушли компании «Строитель». Несмотря на срыв сроков, она продолжает получать подряды от мэрии. Другой подрядчик, «Стройиндустрия», который строил дороги в рамках восьми мобилизационных контрактов на 700 млн рублей, тоже оказался проблемным: его владелец Евгений Божедомов находится под стражей: местный предприниматель обвинил его в отказе возвращать заемные средства. Вице-спикер Госдумы Сергей Неверов в ноябре прошлого года обрушился с критикой на мэра Смоленска Андрея Борисова за ремонт межквартальных проездов —  именно тех, что в рамках мобилизационных контрактов чинила «Стройиндустрия». Компания также продолжает получать подряды от мэрии.

Миллиарды для подземки

Самым крупным заказчиком работ в рамках мобилизационной подготовки оказался Московский метрополитен, предприятие заключило 4 контракта на 6,2 млрд рублей — это больше, чем потратили некоторые регионы. Два контракта на сумму 1,7 млрд получило ОАО «Метровагонмаш» — завод поставил метрополитену мониторы и оборудование к ним. Речь идет о тех самых телевизорах в вагонах, по которым крутят рекламу и передачи «Москвы-24». «Метровагонмаш» — один из постоянных поставщиков метрополитена, входит в структуру «Трансмашхолдинга». Его основные акционеры — Искандер Махмудов и Андрей Бокарев, оба под санкциями Великобритании. До 2012 года в число собственников компании входил нынешний заместитель мэра Москвы Максим Ликсутов, сейчас Московский метрополитен работает под его началом.

Еще два контракта  — на проектирование и строительство единого диспетчерского пункта метро на месте бывшего кинотеатра «Ереван» — получила ФГУП СВЭКО, дочерняя компания ФСО. В контракте указано, что основания для проведения закупки — мобилизационная подготовка и личное распоряжение вице-мэра Ликсутова, а само строительство здания входит в адресную инвестиционную программу, соответственно, носит плановый характер. Сразу после получения тендера все работы по строительству объекта  ФГУП СВЭКО передало субподрядчикам, оставив себе скромное вознаграждение в 10%. 

ФГУП СВЭКО к моменту заключения контракта успело заработать себе плохую репутацию: за год до заключения контракта был осужден руководитель компании Олег Филиппов. Он похитил миллиарды рублей, которые Москва выделяла на обслуживание транспортной системы, был осужден на 5 лет.  В 2020 году было возбуждено очередное уголовное дело по факту хищения средств ФСО: ФГУП СВЭКО  выиграло подряд на поставку оборудования для ведомства, так же как в случае с метрополитеном передало заказ субподрядчикам, оставив себе всего 10% от стоимости контракта. Подрядчики поставили дешевую технику по завышенным ценам, а разницу между реальной ценой и ценой контракта  предприниматели поделили с одним из руководителей СВЭКО Михаилом Шириным. Сейчас дело находится в Савеловском суде, фигуранты ожидают приговора.

Судя по данным СПАРК,  практически все полученные подряды СВЭКО передает субподрядчикам, оставляя себе 10%. Метрополитен Москвы — самый крупный заказчик СВЭКО. Компания получала заказы от метро вплоть до текущего года, когда по решению ФАС ее внесли в реестр недобросовестных поставщиков. В результате эта структура ФСО не может участвовать в гостендерах до осени 2024 года.

При этом Московский метрополитен не проводил закупок, которые могли бы быть действительно связаны с мобилизационной подготовкой: средств первой помощи, носилок, бинтов, противохимических комплектов и противогазов. Сотрудник метрополитена, связанный с профсоюзом, утверждает, что в подземке нет ничего из того, что могло бы пригодиться в случае чрезвычайной ситуации: «В МЧС  отчитываются, что все в порядке, но на самом деле ничего нет. Если будет бомбежка, люди будут просто сидеть на полу, как в Киеве, нечем даже раненых перевязать. Как помогут телевизоры и наземный диспетчерский пункт, непонятно».

На связи Смольный

На втором месте по количеству расходов на мобилизационную подготовку Санкт-Петербург, где потратили 5,3 млрд рублей, заключив более тысячи контрактов.  Однако только незначительная часть из них касается непосредственно подготовки региона к возможному военному времени. Например, на ремонт, содержание и дооборудование защитных сооружений было потрачено всего 53 млн рублей. Больше всего контрактов (на 4 млрд рублей) заключил Комитет по информатизации и связи. Почти на 3 млрд контрактов получила дочерняя компания Смольного ГУП АТС: предприятие строило новые линии связи и занималось расширением Единой мультисервисной телекоммуникационной сети исполнительных органов государственной власти. Сюда входит, например, создание электронного дневника и единой сети для образовательных учреждений.

Еще 800 млн рублей в Санкт Петербурге потратили на создание системы «Безопасный город». Несмотря на название, система не имеет отношения к мобилизационной подготовке. Как рассказывал в интервью журналистам бывший глава комитета информатизации Денис Чамара, систему ускоренно готовили к ЧМ-2018, который проходил в Петербурге.

Проанализированные данные свидетельствуют, что региональные власти занимаются мобилизационной подготовкой в меру своего понимания проблемы. Однако в России есть федеральный орган, который формально отвечает за мобилизационную подготовку в мирное время. Это Главное управление специализированных программ (ГУСП), подчиняющееся напрямую главе государства. До развала СССР структура входила в КГБ. В уставе ведомства указано, что ГУСП должно разрабатывать план мероприятий по мобилизационной подготовке государства в мирное время и ежегодно докладывать президенту о выполнении этих работ, следить за состоянием спецобъектов, в том числе бомбоубежищ. 

В мирное время ни ГУСП, ни аппарат правительства, ни региональные администрации мобилизационной подготовкой не занимались, уверен политолог Аббас Галлямов, ранее работавший в администрации президента: «Сотрудники ГУСП тихонечко занимались какой-то своей деятельностью, но всерьез в администрации президента их никто не воспринимал. Я не могу вспомнить ни одного серьезного обсуждения мобподготовки, ни одного отчета. Возможно, какие-то папочки на стол президенту клали, но особого значения им не придавали».

В 2022 году полномочия ГУСП расширили: Госдума разрешила сотрудникам ведомства досматривать и задерживать людей, которые пытаются проникнуть на объекты мобилизационного назначения, сбивать дроны, составлять протоколы на нарушителей. Те самые объекты, которые теперь так тщательно будет охранять ведомство, — это не обычные бомбоубежища, где могут укрыться рядовые россияне или сборные пункты. Речь идет о стратегических промышленных объектах: нефтебазах, заводах, энергетических компаниях и самое главное — о спецбункерах. Помимо мобилизационной подготовки, ГУСП занимается эксплуатацией подземных бункеров и командных пунктов. 

The Moscow Times направила запросы в администрации Белгородской, Смоленской областей, в Комитет информатизации и связи Петербурга, в пресс-службу Московского метрополитена, чтобы выяснить, почему деньги были потрачены на проекты, не связанные с мобилизационной подготовкой. Мы также направили письмо в техническую поддержку портала госзакупок с вопросом о причинах отключения фильтра «мобилизационная подготовка». К моменту публикации ответы не поступили.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку